Главная arrow Публикации arrow Комментарий

Комментарий

Директор Бюро Сергей Широков ответил на вопросы ИА "Регнум" относительно проведения референдума в Крыму, ситуации на Украине и влиянии этих событий на молдо-приднестровское урегулирование.

Подготовка и проведение референдума в Крыму по вопросу статуса полуострова вызвало в СМИ и в экспертном сообществе повышенный интерес к исследованию различных прецедентов народного волеизъявления по подобным стратегическим вопросам.

На этом фоне возникает и интерес к референдуму в Приднестровье, состоявшемуся 17 сентября 2006 года. При общей схожести подходов к организации и обеспечению легитимности референдумов в Крыму и в Приднестровье, существует очевидное отличие.

Референдум  в Крыму проходил на фоне ясной и четко выраженной позиции Российской Федерации  о намерении признать легитимными  его итоги. В 2006 году в Приднестровье итоги референдума такой публичной реакции стороны России не получили. Исходя из сегодняшней логики, Приднестровье могло стать субъектом РФ на восемь  лет раньше, чем Крым.

В данном случае причины того, что этого не произошло, уже не так важны, как возникшие следствия. Они таковы:

·  Экономика Приднестровья  за последние восемь лет стремительно переориентировалась на западные рынки. Основные причины этого – Европейский Союз предоставлял определенные торговые преференции, а Российская Федерация нет. Режимы транзита грузопотоков были осложнены молдавскими сертификационными и таможенными процедурами, однако это было компенсировано  Автономными Торговыми Преференциями со стороны ЕС. Транзит через территорию Украины год от года осложнялся. Эта ситуация не встречала никакого противодействия со стороны РФ. В настоящее время возможности транзита после длительного периода деградации достигли крайней точки, после которой возможно уже полное блокирование приднестровских грузопотоков через Украину, и первые симптомы к этому уже появились. В декабре 2013 приднестровские грузы массово задерживаются в украинских портах, в начале марта Украина заблокировала границу для граждан  РФ, проживающих в Приднестровье и будущие шаги в этом направлении никакого оптимизма внушать не могут.

·    Сегодня к востоку от Приднестровья возникает стремительно коллапсирующая территория. Очевидно,  что Украина  будет превращаться  в пространство с деградирующей экономикой и коммуникационными артериями, связывающими Приднестровье  с Россией, с резким падением производства, с социальной и общественной нестабильностью. Это, безусловно, представляет прямую опасность для Приднестровья, хотя бы потому, что около 70 % импорта ПМР в продовольственной подгруппе приходилось на Украину. Долгосрочные прогнозы в этом отношении по объективным причинам будут невозможны, а краткосрочные крайне пессимистичны.

·    Референдум в Крыму остро поставил вопрос о степени легитимности власти в Киеве. Не стоит забывать, что Украина помимо участника формата «5+2» и посредника в урегулировании , с 1997 года в соответствии с положениями «Московского Меморандума» , являлась, наряду с Россией,  одним из гарантов приднестровского урегулирования.  С 1998 года, в соответствии с  Одесскими соглашениями – полноправным участником миротворческой операции и получила представительство  в Объединенной Контрольной Комиссии. Безусловно, нынешняя ситуация повлечет за собой и некоторые изменения и в ходе переговоров по урегулированию приднестровского вопроса. Стоит отметить, что все наиболее значимые инициативы и проекты урегулирования до сего дня были продуктом согласования между двумя гарантами – РФ и Украиной. Это касалось, в том числе, и «федеративного пакета» 2002 – 2003 годов. Как будут развиваться события вокруг возникшей новой реальности, предполагать пока сложно, и любые сиюминутные экспертные мнения по этому вопросу нельзя будет назвать профессиональными.

При всем этом следует отметить, что политика Украины в отношении Приднестровья может приобрести более активный характер, чем это следует из тенденций развития внутриполитической обстановки на Украине. В СМИ и социальных сетях появился документ от имени Посла Украины в РМ С.И.Пирожкова, который можно охарактеризовать, как первую официальную позицию новых киевских властей по отношению к Приднестровью. Особенно следует отметить, что С.И. Пирожков является одним из самых авторитетных и профессиональных специалистов по приднестровской проблематике. Он не только является дуайеном дипломатического корпуса в Кишиневе и по совместительству в последние годы исполняет функции специального представителя Украины в формате «5+2», но и являлся в предыдущие годы заместителем  заместитель Секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины в 2001 – 2007 годы, а также возглавлял ряд ключевых институтов по вопросам международной безопасности Украины.

Ему лучше чем кому-то на Украине известно о потенциале усиления украинских позиций в регионе, опираясь на абсолютно легальные и никем неоспариваемые возможности, предоставляемые Украине, как государству-гаранту, целым рядом документов переговорного процесса, подписанных на  высшем уровне. Причем, такие возможности усиления Украины могут  касаться не только вопросов политического влияния, но и вопросов безопасности, что прямо происходит из положений «Протокола о некоторых первоочередных шагах по активизации политического урегулирования приднестровской проблемы», подписанного в Одессе 20 марта 1998 года, в котором, в частности, отмечена и возможность ввода в Зону безопасности и украинского воинского контингента.

Недаром на эту проблему так моментально и остро отреагировал вице-премьер Правительства РФ, спецпредставитель Президента России по Приднестровью Д.О. Рогозин.

Так или иначе, основные игроки на приднестровском треке останутся неизменны. Россия и Европейский Союз, в любом случае, будут обречены найти точки соприкосновения по целому ряду многолетних проблем, которые по мере развития кризиса на Украине, будут только обостряться.

Декабрь
2017
Воскресенье
17

Опросы

Нет опросов

Кто online

Сейчас 78 гостей online