Главная arrow Публикации arrow Комментарий

Комментарий

Директор Бюро Сергей Широков прокомментировал для газеты "Профсоюзные Вести" ситуацию с введнием Республикой Молдова новых правил осуществления внешнеэкономической деятельности для предприятий Приднестровья.

Нынешнее положение дел в сегменте внешнеэкономической деятельности Приднестровья является прямым следствием процессов происходивших в 2006 году. Молдова и Украина, изменившие, существовавшие на тот момент таможенный и пограничный режимы, тем самым создали условия, когда возможность осуществлять экономическую деятельность попала в полную зависимость от регистрации приднестровских предприятий в Молдове.

На тот момент был создан т.н. механизм «временной регистрации» приднестровских экономических агентов, который предполагал возможность сертифицирования и таможенного оформления со стороны Молдовы, но при этом не предусматривал прямых фискальных отношений, в том числе, и по вопросам акцизов.

С 1 января 2014 года внесены изменения в Налоговый кодекс Молдовы, где у приднестровских производителей больше нет особого места. Согласно закона они становятся обычными предприятиями Молдовы, что влечет за собой всю полноту ответственности и обязанностей перед молдавским законодательством.

Суть возникшей проблемы достаточно проста: Постановление Правительства Молдовы №815 от 2 августа 2005 года, которое регулировало схему «временной регистрации» для приднестровских экспортеров, является актом правительства Молдовы и имело полугодичный срок действия. Впоследствии, данное постановление регулярно продлевалось (от полугода до года). В настоящее время его применение будет невозможно ввиду явного противоречия нормативному документу более высокого уровня – закону Республики Молдова.

Какие-либо временные компромиссы в этой сфере практически исключены, поскольку его основой может быть только:

а) отмена закона, что маловероятно, поскольку закон принят в русле продвижения Молдовы к подписанию Соглашения об Ассоциации, что является генеральной линией для властей РМ;

б) принятие отдельного закона, который бы касался приднестровского бизнеса в отдельном от молдавского правового поля режиме. Это еще маловероятнее, поскольку это противоречит концепции соглашений РМ-ЕС и еще более противоречит заявленному курсу Приднестровья на развитие торгово-экономических отношений с Таможенным и Евразийским Союзами. Более того, принятие подобного закона в отношении Приднестровья в отсутствии международно-признанного статуса Приднестровья, а также в отсутствии самих переговоров по статусным вопросам предваряло бы многие моменты в урегулировании, несогласованные сторонами и явно идущие в ущерб курсу на независимость Приднестровья;

в) разработка и применение эксклюзивного механизма осуществления импортно-экспортных операций Приднестровья при согласии Молдовы и под гарантии внешних акторов. Сценарий еще маловероятный, чем два предыдущих, поскольку Молдове придется проститься с идей т.н. «реинтеграции», а согласование внешних гарантий для Приднестровья совершенно очевидно является неподъемной задачей на ближайшее время. Это возможно лишь в течении длительных переговоров и вне всякого сомнения этот сегмент находится в т.н. «третьей корзине» заблокированной Приднестровьем.

В этих условиях начало переговоров на экономические темы, равно как и обсуждение иных вопросов «социально-экономической корзины» формата «5+2» теряет всякий смысл.

Приднестровье (и власть, и бизнес) поставлены перед очевидным выбором – либо продолжить хозяйственную деятельность в существующем режиме экспорта-импорта, либо отказаться от возможности работы на уровне предприятий Молдовы и заниматься поиском альтернативных путей осуществления внешнеэкономической деятельности.

В первом случае, Приднестровью удается сохранить бюджет, хотя и с относительными потерями, ввиду появления налоговых отчислений в бюджет Молдовы, но при этом потерять возможность достичь в будущем справедливых условий урегулирования не только в экономической, но и политической сфере.

Во втором случае Приднестровье может оказать на грани экономического коллапса. Как показала практика, в отсутствии экспортно-импортных операций порог выживаемости экспортнориентированных предприятий Приднестровья составляет не более двух месяцев и ведет к резкому вымыванию оборотных средств. Все это было очевидно еще в 2006 году. И в этом случае Приднестровью будет необходимо иметь масштабную поддержку у России.

В целом же, без быстрого и прямого включения в эту ситуацию внешних акторов, переговорный формат «5+2» и без того серьезно деформированный, весьма вероятно будет прекращен, поскольку любые обсуждения имплементации нового молдавского механизма для приднестровских экономических агентов будут прямо вредить интересам Приднестровья, а ничего другого обсуждать в рамках данного формата и не предусматривается.

Декабрь
2017
Воскресенье
17

Опросы

Нет опросов

Кто online

Сейчас 77 гостей online