Главная arrow Публикации arrow Комментарий

Комментарий

Директор Бюро Сергей Широков прокомментировал интервью для СМИ премьер-министра Республики Молдова Ю.Лянкэ.

В конце ноября прошлого года, в канун странного по своему смыслу юбилея неподписания федеративного соглашения между Молдовой и Приднестровьем Партия социалистов Молдовы обнародовала проект федерализации РМ, продолжив тем самым федеративную тематику после длительной паузы.

Незадолго до этого, в июне 2013 года, на конференции высокого уровня в Вашингтоне, где среди прочих участников присутствовали и бывшие послы США в РМ Рудольф Перина и Памела Хайд Смит, а также бывший Глава Миссии ОБСЕ в Молдове Вильям Хилл, были распространены комментарии о перспективности возобновления работы над федеративной концепцией в процессе молдо-приднестровского урегулирования

.Следует отметить и еще  несколько моментов. Россия, принимая на себя в 2014 году  Председательство  в G-8, в числе приоритетов определила, в том числе, и решение региональных конфликтов. Это может означать, что тематика приднестровского урегулирования может быть выведена на уровень ключевых международных акторов. Это, в свою очередь, может создать принципиально новую ситуацию в приднестровском урегулировании. Предыдущая попытка была сделана в 2010 году с заключением «Мезебергского Меморандума» и выходом России и Европейского Союза на прямые договоренности о принципах разрешения конфликта между Молдовой и Приднестровьем. Именно эта схема сдвинула с «мертвой точки» политические консультации Молдовы и Приднестровья, замороженные с 2006 года.

Эта же схема позволила запустить программу «мер доверия» («тактику мелких шагов»), которая до сих пор наполняет содержанием переговоры между Кишиневом и Тирасполем. Однако международные акторы делают все более настойчивые попытки возобновить политический диалог между сторонами и в нынешнем году именно пресловутая «третья корзина» может стать центральной темой для обсуждения.

16 января 2014 года премьер-министр Молдовы Ю.Лянкэ обозначил в своем интервью СМИ определенные подходы молдавской стороны в поиске политического решения, заключающиеся в попытке смоделировать будущую конструкцию урегулирования по уже готовым лекалам европейского регионализма.

Понятно, что это попытка спасти унитарный характер молдавского государства. Понятно также, что в случае разблокирования переговоров по политической повестке унитаризм в Молдове обречен.

Однако, с точки зрения экспертного сообщества важнее другое: все это необходимо расценивать, как предварительное позиционирование властей Молдовы перед обсуждением более крупной темы, которая на высшем политическом уровне ключевых международных акторов не уходила из повестки дня  и до сих пор находится в парадигме поиска «особого политического статуса» для Приднестровья.

Здесь большое количество вариантов – от «ассиметричной федерации», «конфедерации» и «нерушимого партнерства» до административно-территориальной автономии. В этих пределах, с высокой долей вероятности, будет происходить и поиск будущей экономической модели взаимоотношений между Молдовой и Приднестровьем – от общего экономического пространства до создания отдельных «свободных экономических зон», которые будут иметь прямые взаимоотношения с Европой и Россией.

Реальный внешнеполитический фон для Приднестровья и Молдовы складывается именно так. Разблокирование политического процесса станет новым полем возможностей для Приднестровья, прежде всего возможностей определения международно-признанного статуса.

Весьма вероятно, что толчком к разблокированию политического диалога может стать реанимация федеративной тематики в 2014 году, и Приднестровью нужно быть готовым к такому развитию событий.

Декабрь
2017
Воскресенье
17

Опросы

Нет опросов

Кто online

Сейчас 80 гостей online